Орлов Владимир (orlov74) wrote,
Орлов Владимир
orlov74

  • Mood:

Чарующий Робрехт и его увлекательный Дмитрий Коган...




"Робрехт" в руках Дмитрия Когана вчера снова наполнял своими гармониями уши счастливичков пришедших в лекторий РИО (A) Новости.
Очень советую посмотреть запись трансляции, тех кому интересна история Итальянских скрипичных мастеров и клана Гварнери в частности.
Создание подобных инструментов это конечно мистика и то, что они живут в самом прямом смысле этого слова и ныне спустя почти 300 лет после рождения - мистика вдвойне!
Особенно интересна, удивительна и трагична судьба младшего Джузеппе Гварнери, который в отличие от своего более известного соотечественника Антонио Страдивари прожил в два раза более короткую и неизмеримо сложную жизнь, полную лишений.
Глупо спорить с тем, что этот мастер был одним из лучших ремесленников Кремоны, но его лучшие скрипки эксперты сравнивают с ванильным мороженым, в то время как инструменты Гварнери дель Джезу в кулинарных определениях ближе всего к хорошему темному шоколаду.
Это конечно довольно условное сравнение...лично мне ближе и понятнее оценка самого Дмитрия, который говорит что в ближнем поле Гварнери играет грубее и немного грязнее скрипок Страдивари с характерным песком так сказать, что в больших залах оказывается преимуществом.

И в самом деле - почему одни великие скрипачи мира предпочитают играть на инструментах Страдивари, а другие на Гварнери? В чем разница между Страдивари и Гварнери?
[Далее 19 фото + текст]
Давайте сразу уточним, что Страдивари и Гварнери представляли собой целые семейства скрипичных мастеров и если мы заглянем в каталог итальянских скрипичных мастеров составленный Карелом Яловцем, то увидим, что фамилию Гварнери представляют десять различных мастеров, а семейство Страдивари как минимум три. Самыми знаменитыми представителями этих фамилий считаются Антонио Страдивари и Джузеппе Гварнери Дель Джезу. Считается, что в мире сохранилось около 650 скрипок работы Страдивари и примерно 140 — Гварнери.


Гварнери  одна из самых знаменитых семей итальянских скрипичных мастеров. Ее родоначальник Андреа Гварнери (1626, Кремона - 7.XII. 1698, там же) ученик  Н. Амати. Вначале следовал стилю инструментов Амати, затем изменил свою модель.
Эфы инструментов Андреа Гварнери не очень правильных очертаний, располагаются прямее, свод дек более плоский, бока довольно низкие. Размер скрипок средний, виолончели часто очень велики (их деки нередко состоят из 4 кусков). Работа грубоватая, но артистичная, модель ассиметричная, лак напоминает лак Амати, но положен толстым слоем и имеет красноватый оттенок. Звук инструментов нежный, не очень сильный.
Пьетро Гварнери (18.11.1655, Кремона - 27.111.1720, Мантуя), старший сын Андреа Гварнери, возможно, также учился у Н. Амати, работал в Кремоне, затем в Мантуе.
Джузеппе (Иосиф) Гварнери (22.XI. 1666, Кремона - ок. 1739, там же), второй сын Андреа Гварнери, вначале свободно комбинировал форму моделей отца и Н. Амати, в дальнейшем подражал работам своего сына Джузеппе Гварнери дель Джезу. Пользовался желтым лаком с коричневым оттенком, иногда рубиново-красным.
Джузеппе Гварнери (21. VIII. 1698, Кремона- 17.Х.1744, там же), младший сын Джузеппе Гварнери, прозванный Гварнери дель Джезу, - наряду с А. Страдивари один из выдающихся мастеров смычковых инструментов. Некоторые исследователи считают его учеником Джизальберти, примыкавшего к брешианской школе. В творчестве Гварнери дель Джезу - три периода. Работы, выполненные до 1730 года, носят экспериментальный характер.
Для инструментов 1730-1742 годов характерна тщательная отделка.
В 1742-1744 годах инструменты изготовлены более небрежно, но своеобразный тип их звучания выявлен очень ярко. На своих этикетах от ставил инициалы "I.H.S.", означающие, вероятно, "In hoc signo" - неполное от латинского "In hoc signo vinces" ("Под этим знаменем победишь") или, возможно, "Jesus habemus socium" ("Иисус наш союзник"). Инструменты работы Гварнери дель Джезу получили популярность лишь в XIX веке. На изготовленных им скрипках играли Паганини, А. Вьётан, Э. К. Сивори, Изаи, Ф. Крейслер. Предпочитаются они и большинством современных скрипачей. Гварнери Дель Джезу прожил всего 46 лет.
Антонио Страдивари родился в 1644 году в Кремоне. С раннего возраста начал обучаться искусству изготовления музыкальных инструментов. Сохранилась скрипка с этикетом «Антонио Страдивари ученик Николо Амати» изготовленная великим итальянцем в возрасте 13 лет. Исследователи творчества Страдивари не пришли к единому мнению можно ли считать его учеником Амати. В 1667 году Страдивари начал работать в собственной мастерской. С ранней молодости он проявил выдающийся талант и трудолюбие, об этом свидетельствуют заказы на изготовление целых оркестров и квартетов струнно-смычковых инструментов от королей Испании, Англии, Польши. Страдивари делал не только скрипки, альты и виолончели, но и арфы, гитары, цитры. Современники считали Антонио Страдивари скупым и угрюмым. Он был невероятно богат и постоянно занят изготовлением инструментов. Возможно ему завидовали, по этому поводу сохранилась даже поговорка: «Богат, как Страдивари». Он прожил 93 года, нажил 11 детей. Только двое из его сыновей Франческо и Омобоне продолжили дело отца, но не добились значительных результатов после его смерти. На одном из самых известных инструментов Страдивари виолончели «Дюпор» (1711) с 1974 по 2007 годы играл Мстислав Ростропович, который называл его своей «любовницей». После смерти музыканта «Дюпор» был приобретён за 20 млн долларов Японской музыкальной ассоциацией.
Он подписывал скрипки монограммой “IHS”, что является одним из священных знаков Христа — “Иисус Христос Спаситель”. Именно поэтому Джузеппе Гварнери называют Guarneri del Jesu, что значит “Гварнери Иисуса”. Есть мнение, что он работал и жил в монастыре и принадлежал к религиозному ордену.
В чем же заключен феномен маленького итальянского города Кремоны подарившего миру плеяду великих скрипичных мастеров? Этот секрет пока остается до конца не разгаданным. Версии о «малом ледниковом периоде», повлиявшем на плотность древесины, попытки открыть секрет изготовления и нанесения лака и другие разрозненные исследования не дают полной картины успешности великих итальянских скрипичных мастеров.
Скрипки Амати и Страдивари ценились еще при жизни этих великих мастеров, а Джузеппе Гварнери Дель Джезу прославился уже после смерти в основном благодаря своему не менее знаменитому земляку Никколо Паганини.
В начале XIX века скрипка стала необычайно популярной в Европе. Такой интерес был вызван триумфальными гастролями Никколо Паганини. У скрипача было семь или девять инструментов работы Страдивари, скрипки тирольских мастеров, возможно, также инструменты работы Вильома. Но однажды некий торговец сахаром после концерта предложил Паганини купить скрипку мало известного в то время мастера, Джузеппе Гварнери, на нижней деке которой был знак “I. H. S”. Великий музыкант влюбился в скрипку Гварнери, назвал ее “Пушка” (“Cannone”) за убийственную мощь звука и завещал родному городу Генуя. После такой рекламы инструменты Гварнери дель Джезу стали цениться не меньше, чем творения Страдивари. В наши дни скрипка по имени “Пушка” по-прежнему хранится в одном из музеев Генуи и застрахована на 3 миллиона евро. За ней ухаживают, время от времени дают поиграть на ней талантливым молодым скрипачам.
В мае 1999 года «Пушку» привезли в Киев. Знаменитый украинский скрипач Богодар Которович играл концерт на легендарной скрипке в Оперном Театре.
Вот как он отозвался о скрипке принадлежавшей Паганини: «…Знаете, когда я взял скрипку Паганини в руки, первое, что почувствовал, -- это разочарование: ведь обычно я играю на точной ее копии мастера Вильома. На репетиции «Пушка» не произвела особого впечатления, но позже, на концерте, она просто преобразилась. Это было необъяснимо, и не обошлось без мистики. Когда я играл, то вдруг почувствовал -- точно за мной кто-то разыгрывается. Чувствовал только звуки, может, это иллюзия, фантазия, но мне показалось, что за мной стоит двойник. Помните, когда Паганини изображали со скрипкой, то за ним рисовали играющего дьявола…»
За скрипку была уплачена беспрецендентная  страховая сумма залога-4 миллиона долларов, но истинную стоимость этого инструмента установить не возможно, эта скрипка бесценна!
Вадима Репина называют «русским Паганини», в одном из интервью ему был задан вопрос о впечатлениях от игры на скрипках Страдивари и Гварнери.
«…С одной стороны, Страдивари - это скрипки, которые звучат сами по себе, у них невероятно магический звук, как будто на небесах. Скрипки Гварнери, на мой взгляд, имеют несколько более обширный диапазон звуковой палитры. На скрипках Гварнери можно даже прорычать, или гавкнуть, и в то же самое время, они обладают невероятными магическими звуковыми свойствами. Скрипки Гварнери требуют более высокого уровня мастерства игры на скрипке, но при этом дают больше возможности раскрыться своей личности. Скрипки Страдивари всегда звучат красиво, но как будто пытаются навязать свои качества тому, кто на них играет…Если обратиться к истории скрипичного исполнительства, то самые великие скрипачи (Крейслер, Хейфец, Стерн, Коган, Мильштейн и другие), предпочитали играть на скрипках Гварнери, за исключением нескольких (например, Ойстрах, который предпочитал Страдивари). Стоит также упомянуть о том, что скрипка Гварнери в два раза дороже».
Леонид Коган предпочитал инструмент, изготовленный кремонским мастером Гварнери дель Джезу. На такой скрипке, купленной в 1958 году, он исполнил за кадром «роль» великого итальянца в фильме Леонида Менакера «Никколо Паганини». Всю жизнь он стремился разгадать феномен "скрипача-дьявола". Как и Паганини, он предпочитал скрипкам Страдивари инструмент, изготовленный Гварнери дель Джезу, считая, что "ее и сложность, и преимущество в том, чтобы делать звук самому, на них индивидуальный звук скрипача со временем доходит до слушателя гораздо полнее и легче, чем у Страдивари".

В одном из своих писем Иегуди Менухин признавался, что предпочитает «Вьётан», на которой ему удалось поиграть, его собственной скрипке Страдивари 1714 года. Кроме того, маэстро владел другим инструментом Гварнери — скрипкой «Лорд Уилтон» 1742 года. Предпочтение исполнителя такого масштаба, как Менухин, — это немаловажное свидетельство истинной цены скрипки, выражаемой вовсе не в денежных единицах. Потому что любой выдающийся инструмент, как и выдающееся музыкальное произведение, в руках исполнителя не столько средство, трансформирующее знаки в звуки, сколько, наоборот, сама музыка, для которой исполнитель лишь средство. И от характера инструмента часто зависит, каким получится исполнение.
Само собой, в научных кругах никогда особенно не доверяли тому, что нельзя объяснить, в том числе и наличию метасодержания в нескольких склеенных между собой кусках дерева и натянутых поверх них жил. Страдивари, Гварнери, Вийом, да Сало, инструмент XX века, XXI века — все едино, если подходить к вопросу с научной точки зрения. С тех пор как скрипичный репертуар стал достаточно богат, чтобы скрипка могла быть одним из главных солирующих инструментов, не прекращаются изысканные тесты, призванные определить, есть ли между инструментами какое-то различие. Причем эти тесты, в которых участвуют музыковеды, эксперты и виртуозы, как правило, заканчиваются тем, что даже лучшие специалисты путают, где Страдивари, где Гварнери, а где просто хорошая фабричная скрипка.
Чтобы оправдать уникальность того или иного инструмента, ученые пытаются объяснить качество звука тем или иным объективным доводом. Звучание старинных скрипок, например, списывали на очень высокую плотность дерева, из которого их изготавливали. Существуют также теории, согласно которым особое звучание скрипкам XVII — XVIII веков придает клей специального состава, деревья из определенного географического региона, хитрая лакировка и так далее. Приписывать достоинства инструмента исключительному мастерству его создателя ученые предпочитают в самую последнюю очередь.
С годами становятся доступны новые и новые средства для доказательства научных предположений: рентген, дендрохронология, биохимический анализ, лазерные виброметры и многое другое. Однако, даже если ученые все-таки правы и хорошая скрипка хорошей скрипке действительно не рознь, существует еще один аспект, эстетический. Почему-то ведь Паганини играл именно на скрипке Гварнери.
Любой превосходный инструмент, произведенный тем или иным мастером или даже фабрикой, имеет историю создания, за ним всегда стоит репутация, а значит, и характер человека или фирмы. Более того, многие известные производители начинали делать музыкальные инструменты тогда, когда они еще не приобрели современный вид, и формировали их своими руками. Только поэтому рояли Steinway & Sons и рояли Bluthner будут отличаться друг от друга, как будут отличаться, например, гитары Грега Смоллмена от гитар Хосе Рамиреса.
Конечно, при желании, нетрудно назвать это мифотворчеством еще по одной, ненаучной, причине: от установления таких различий напрямую зависит доход владельца редкого инструмента. (Как справедливо заметил бы это здесь известный обличитель мира классической музыки Норман Лебрехт.) По-человечески, однако, это означает и отрицание различия инструментов с разным характером, созданных людьми с разными характерами. Играть на которых предстоит тоже людям неодинаковым.

Поэтому будет очень жаль, если «Вьётан» Гварнери, рискующий стать самым дорогим музыкальным инструментом в мире, купит не какой-нибудь охочий до музыки меценат, а японский музей. И для посетителей музея ценность этой скрипки будет сведена к аудиозаписи в наушниках, когда-то уплаченным за нее 18 миллионам долларов и двум абзацам текста на табличке с описанием экспоната.
Ведь скрипки великих мастеров отличались некоторыми общими свойствами, возникавшими под руками конкретного мастера, а также индивидуальностью «голоса»: недаром наиболее выдающимся инструментам сами мастера давали индивидуальные имена !
К счастью за "Робрехт" можно быть спокойным- ибо его приобрел наш соотечественник Валерий Савельев.

Выбранная Фондом поддержки уникальных культурных проектов им. Когана удивительная скрипка
была создана величайшим кремонским
мастером в 1728 году, и за почти три века своей истории побывала в руках многих знаменитых
музыкантов. Известно, что известный итальянский скрипач и композитор Джованни Батиста
Виотти проехал со скрипкой по всей Европе и дал финальный концерт в императорском дворце
Петербурга для Екатерины II. По свидетельствам современников, императрица была так сильно
впечатлена игрой итальянца, что хотела оставить его в России. Однако Виотти покинул нашу
страну и в 1784 году стал музыкантом при дворе французской королевы Марии Антуанетты.
Одним из самых «звездных» учеников Джованни Батиста Виотти считается
основоположник франко-бельгийской скрипичной школы Андре Робберехтс (André Robberechts).
Тот факт, что ему принадлежала скрипка «Робрехт» Гварнери, установлен уже не по
предположениям биографов, а документально (в честь этого музыканта инструмент и получил
свое название).
Знаменитый инструмент входил в скрипичную коллекцию Королевской Шведской
музыкальной Академии (Royal Swedish Academy of Music), учрежденной королем Швеции
Густавом III.
Когда мастером уже были ранее наработаны стратегические соображения по поводу общих музыкально-механических параметров создаваемого инструмента, всё начиналось с выбора материала и подготовки его для создания деталей скрипки и затем, после выточки и подгонки друг ко другу всех компонентов, заканчивалось тонкой доводкой собранного инструмента через изменение мелких механико-геометрических параметров с сопутствующим контролем звучания, после чего инструмент покрывался специальным лаком, секрет которого тоже составлял особую тайну.
На самом деле тайну любого инструмента в не меньшей степени, нежели все ремесленные секреты, составляли индивидуальные качества слуха мастера: раньше не было приборов и качественная сторона звучания инструмента определялась на слух и зависела исключительно от вкуса мастера.
Важно понимать эту особенность старинных инструментов: все они стали плодом работы интуиции и активности слуха создавших их мастеров. Отсюда же, кстати, выводятся многие индивидуальные особенности звучания инструментов разных мастеров, которые проницательные «слухачи» определяют на слух. По этой же причине целые инструментальные ансамбли заказывали одному и тому же мастеру, дабы он уже на этапе создания и подборки инструментов мог обеспечить хорошее акустическое сочетание их звучностей и тембров при совместной игре, подобно тому, как художник создаёт картины, объединённые общностью сюжета, стиля и цветовой палитры, в расчёте на их органичное сочетание при размещении в одном и том же интерьере.
Кстати, когда лет 30 назад шли интересные дискуссии по поводу «тайн» Страдивари, которые исследователи, вооружённые современными приборами и научно-исследовательскими методами, искали то в конструкции его инструментов, то в их геометрии, то в качестве дерева , то в способе его обработки, то в составе лака и т.д., мне стало отчётливо ясно, что главную «тайну» Страдивари, которую мы никогда не раскроем, составляли его руки, слух, воображение и поразительная интуиция, позволявшая ему экспериментировать и отслеживать последствия этих экспериментов в звучании создаваемых им инструментов. Даже когда инструмент был уже почти готов, мастер всё медлил, сомневался, всё проверял что-то, доделывал, подтачивал, шлифовал, прислушиваясь к тончайшим изменениям звучания – т.е. на финишной прямой у него ещё оставались какие-то способы воздействия на параметры инструмента, позволявшие через механические факторы влиять на звук.
При всей важности всех предыдущих этапов, по факту обеспечивавших высокий класс инструмента возможность варьирования его мелких параметров, оставались ещё какие-то возможности придания инструменту индивидуальности. Пожалуй, именно слух и интуиция позволяли хорошему мастеру добиваться от используемого им материала МАКСИМУМА, на который он в принципе был способен от природы. Выше головы не прыгнешь, как говорится, но ведь инструмент мог получиться хуже, нежели то была заложено в его природе, а это весьма нежелательно !
Мастер уже на ранних этапах понимал, станет ли создаваемый им инструмент посредственной, хорошей или выдающейся его работой, но когда он видел, что его создание обретает свой голос, он всеми силами старался эту индивидуальность проявить, одушевить тот материал, который проходил через его руки.
В каком-то смысле это напоминает выявление и шлифовку голоса вокалиста под руководством опытного педагога: никогда не знаешь наперёд, что получится из того или иного певца, но когда становится ясно, в каком направлении надо идти, когда уточняется диапазон, наиболее удобная для пения тесситура, тембр, тогда уже можно работать над закреплением и углублением достигнутого, шлифовать технику, дыхание, наращивать звуковую мощь, расширять репертуар и т.д.
Короче говоря, работа с материалом при создании инструмента сводилась к выявлению его наличного потенциала, потолок возможностей которого был задан самой природой, а мастер должен был его угадать, выявить и не утратить в процессе доводки.
Собственно, в этом и заключалась «тайна» старинных мастеров, которая будет неполна если не упомянуть Божественный промысел. Можно конечно изрядно по ерничать по этому поводу, но слова эти принадлежат Дмитрию Когану - я лишь с особым трепетом и благодарностью их повторяю.)
Иегуди Менухин, Ицхак Перлман и Пинхас Цукерман играли на скрипке «Вьетан» изготовленной Гварнери в 1741 году.
Анне- Софи Муттер владеет двумя скрипками Страдивари (The Emiliani (1703), и Lord Dunn-Raven (1710), Ида Гендель так же предпочитает скрипки Страдивари.
Альтист с мировым именем Юрий Башмет много лет не изменяет своему альту итальянского мастера Паоло Тесторе (Милан, 1758).
Дмитрий Коган играет на нескольких выдающихся инструментах - один из которых Робрехт Гварненри 1728г

Image00001

2.
Image00002

3.
Image00003

4.
Image00004

5.
Image00005

6.
Image00006

7.
Image00007

8.
Image00008

9.
Image00009

10.
Image00010

11.
Image00011

12.
Image00012

13.
Image00013

14.
Image00014

15.
Image00015

16.
Image00016

17.
Image00017

18.
Image00018

19.
Image00019

PS Да простит меня Дмитрий Павлович за наглую просьбу бисовать, когда инструмент был уже почти упакован...увы во время первого соло я не успел занять боевую позицию а бегать с аппаратом во время исполнения было бы еще большей наглостью. Спасибо вам за отзывчивость и эти магические звуки!)



Tags: Павел Коган, Робрехт
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments